Рассказы очевидцев очень ценны

3О строительстве Амурска написано множество очерков, репортажей, даже книг, но белых пятен еще немало.

Теперь все реже встретишь в городе первостроителя Амурска. Но если встретишь, то обязательно остановишься, чтобы поговорить, и что-то вспомнишь из уже забытого. Вот так я встретился однажды с Полиной Вострышевой, она на стройку прибыла из Эльбана с бригадой Иллариона Басаргина.

Как она сама вспоминает, по специальности она была каменщиком. Но в феврале в Падалях (тогда в этом селе была лишь небольшая рыболовецкая база) было построено лишь пять или шесть жилых домов да два барака.

«Среди мужиков-плотников были и молодые ребята, девушки - штукатуры-маляры,- вспоминае П. Вострышева-. Я вошла в состав этой бригады то ли разнорабочих, то ли колхозников. Тогда вели разговоры о весне, о разработке огородов, о том, что надо образовать подсобное хозяйство. А в мае-месяце откуда-то пригнали табун лошадей. Плотники быстро сооружали конный двор, большую конюшню.

В мае же прибыли из поселка Эльбан каменщики. В то время заговорили о строительстве Школьной улицы, потому что на стройку прибывали люди семьями, с детьми. В Падалях была школа, деревянная развалюха, с двумя комнатами - классами. В той школе работала учителем Вера Яковлевна Ткаченко. Тогда говорили, что она предложили, в первую очередь, построить школу, чтобы осенью дети могли начать в ней занятия. Я это запомнила, потому что первую улицу в поселке назвали Школьной, но ее только начинали строить. Копали котлованы под фундаменты кирпичных двухэтажных домов и под здание школы. Тогда же сформировали две бригады каменщиков. В первую назначили бригадиром Виктора Потапова, в нее вошло 19 каменщиков, в том числе и наконец-то получила возможность работать по своей профессии, а до этого трудилась разнорабочей на расчистке территории строительной площадки».

Тут Полина Вострышева сделала паузу, и я ее спросил о строительстве подсобного хозяйства. Она ответила, что конный двор в то лето развернули на стройке и даже появилось несколько телег и лошадей. Рабочих лошадок впрягали в телеги, и таким способом подвозили малые грузы на стройке. Но до создания подсобного хозяйства дело тогда так и не дошло.

Встреча с бывшей каменщицей Полиной Вострышевой и ее слова о попытке организовать подсобное хозяйство строителей напомнили мне о записях разговоров с Тубольцевым, которые сохранились в моем блокноте.

Петр Кузьмич Тубольцев был прикомандирован к стойбищу Нижние Подали, где находилась база рыболовецкого колхоза «Север», из села Вознесенского. В годы войны он служил на границе в Приморье. «В то время дежурить в приграничных окопах было тоже изматывающе,- заметил он.- Вернулся со службы в 1947 году в Вознесенское, устроился работать в колхоз «Север». Переехал с женой Таисией Андреевной и детьми в Падали, получил избушку под жилье. В этом селе был деревянный клуб. Бака Андреевич Заксор, председатель колхоза «Север», сказал мне: «Знаешь, у нас рыбаков много, а клубом никто не желает заниматься, поезжай в Хабаровск, пройди курсы киномехаников и потом занимайся клубом, крути кино, чтобы людям в стойбище было веселее жить».

Я согласился».

- Три месяца,-вспоминал далее Петр Кузьмич,- я изучал в Хабаровске киноаппаратуру и премудрости клубной работы. Это был мой университет культуры. Когда в клубе установил киноаппарат, оборудовал кинобудку, каждый вечер здесь стали собираться почти всех жители стойбища. Прокрутил за многие годы едва ли не все известные советские фильмы, и этим доставлял людям радость. Клуб стал самым популярным местом, в нем могло собраться в праздники до ста человек, хотя скамеек хватало только на тридцать. Но посетители приносили свои табуретки, доски, устраивали сиденяя. В клубе была библиотека, я привез четыре корзинки книг из Вознесенского, устроил полку- стеллаж. Кто хотел почитать книгу про войну или какого-то классика, брал ее с полки домой и, почитав, приносил обратно.

Рассказывая о том времени, Петр Кузьмич говорил и о том, что происходило в колхозе «Север»:

- Весной 1956 года приехало начальство из Министерства лесной промышленности и Главдальстроя, из Комсомольского строительного треста № 6, которым руководил первостроитель города Юности Евгений Михайлович Сидоренко. В клубе состоялся большой разговор с руководством нашего колхоза «Север». Я услышал то, что речь шла о получении согласия рыбаков выделить территорию берега, принадлежащую колхозу, для проведения исследовательской экспедиции, на определение пригодности площадки под строительство промышленного предприятия по производству целлюлозы. Это была ошеломляющая весть для всех жителей стойбища. Вел переговоры представитель Гипробума, объяснял, что значит целлюлоза для хозяйства страны. Евгений Сидоренко брал на себя ответственность за проведение экспедиции и заключение договора с местным руководством. С этого, собственно, и пошли разговоры о строительстве поселка при стойбище НижниеПадали.

Участники той экспедиции, как бы сказать, сначала квартировали в моем клубе. Их было трое: инженер-геодезист Николай Иванович Аулов и две женщины, инженеры -гидрографы. Я не запомнил их имен и фамилий.

По результатам обследования падалинского берег с озером инженеры признали, что этот берег подходит под любое строительство. Среди жителей пошли разговоры, предположения. Вот, мол, нагрянут строители, от них житья не будет, всю рыбу повыловят и опустошат наши огороды. Тот же Евгений Сидоренко всех заверял:

- Рыбы хватит на всех, и ваши огороды никто не тронет.

Тубольцев вспоминал старого коммуниста Чакчу Гаера, который знал все тайны шаманского искусства. По ночам старые нанайки и нанайцы собирались у него в избе или сарае, и оттуда до рассвета раздавались звуки бубна. Тогда шаманство было под запретом, но на это в стойбищах махнули рукой.

В лето экспедиции, а точнее, ближе к осени приехала из Комсомольска бригада строителей Дениса Игнатьева, человек семь, и поставила две многоместные утепленные платки, начала собирать из бруса дома. Ту улицу недалеко от клуба назвали Озерной, потому что близко было Падалинское озеро.

- Тут, знаешь,- продолжил П.К. Тубольцев,- вся история стройки затормозилась до января 1958 года. Большая стройка разворачивалась с двух сторон. Строители прибывали из поселка Эльбан, а строительные материалы баржами доставлялись из Комсомольска. Тут часто бывал Евгений Михайлович Сидоренко. Первым организатором УНР-851 был Решетник, он весной 1958 года принял меры, чтобы провести ремонт нашего старого клуба. На нем заменили крышу, пристроили три простенка, расширили помещение. Показывать кино стали по билетам, зрителей приходило больше ста человек. И так деревянный клуб проработал до 1963 года. В то время был построен клуб «Строитель». Но именно в старом деревянном клубе состоялось то историческое собрание по выбору названия строящегося поселка. Было немало предложений, а назвать поселок Амурском предложил московский геодезист Николай Иванович Аулов. За это название проголосовали, считай, единогласно.

Старый клуб мне пришлось закрыть, технику и киноаппаратуру передать в клуб «Строитель», а библиотеку забрали в новообразованный фонд строительного управления.

Тубольцев мне пояснил позже, что строительство Амурска вел Комсомольский трест № 6. Его большое подсобное хозяйство находилось в селе Старые Омми и на Колонне (протока Амура). Но к началу строительства Амурска хозяйство на Колонне пришло в упадок, остаток лошадей с шестью телегами Е.М. Сидоренко передал в Амурск, и они пригодились строителям в работе.

Петр Кузьмич отметил интересный факт использования лошадей в начале строительства Амурска. Здесь имелось до тридцати рабочих лошадок. Они принадлежали тресту «Амурскстрой», и их продержали до 1971 года.

Семью Тубольцевых можно считать коренными амурчанами. Сам Петр Кузьмич имел профессию водителя грузовика. Работал в транспортном цехе ЦКК. Его жена Таисия Андреевна работала каменщицей в УНР-851. Своих детей они воспитывали так, чтобы они брали пример со старших, вступая во взрослую жизнь. Сын Юрий стал ремонтником рабочего оборудования. Дочери Любовь и Вера трудились в разных технических службах ЦКК, в том числе в цехе водоподготовки. Любовь Петровна последние 20 лет работает в ДК.

Александр Реутов, фото из архива

На снимках: Так выглядел первый клуб первостроителей Амурска;

Е.М. Сидоренко

Поделитесь статьёй в соц. сетях:

Прочитано 107 раз

Добавить комментарий

В комментариях на нашем сайте запрещены:
- оскорбления, непристойные отзывы, использование ненормативной лексики;
- сообщения, затрагивающие честь и достоинство, права и охраняемые законом интересы третьих лиц;
- пропаганда насилия, жестокости, разжигание национальной, религиозной и прочей розни;
- антигосударственные высказывания, призывы к нарушению территориальной целостности;
- сообщения рекламного характера;
- нарушение этики сетевого общения;
- неуважительные высказывания в адрес редакции;
- ссылки на порнографические источники и предложения сексуальных услуг.
Нарушители правил будут лишены возможности комментирования.


Защитный код
Обновить

Официальное опубликование НПА администрации и Совета депутатов ГП "Город Амурск"

adm am

 

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Индекс цитирования

Полное копирование материалов сайта разрешается только с письменного разрешения редакции.
Реестровая запись Роскомнадзора Эл № ФС77-71435 от 26.10.2017 г.