От стойбища до гиганта лесохимии (Набросок из прошлого)

3В этом году нам предстоит отметить юбилейную дату – 60-летие Амурска. Считаю, что почувствовать ритм новостройки, узнать о первостроителях города позволяют и мои наброски, сделанные в прошлом.

Рыба и дикоросы – из колхоза «Север»

Зачастую вспоминаю я стойбище Падали Восточные, рыбаков трех бригад колхоза «Север». Две рыбачили зимой и летом, а бригада женщин занималась рыбообработкой. Мастером рыбного цеха колхоза «Север» был Герман Семенович Рассохин.

Кроме рыбы, колхозники заготавливали для первостроителей Амурска также дикоросы: соленую черемшу, папоротник, даже грибы. Но в 1962 году нанайцев, работавших в колхозе «Север», переселили в Новые Омми. Там был выстроен 31 домик. А некоторые русские семьи, проживавшие в Падалях, влились в коллектив строителей, стали амурчанами.

База рыболовецкого колхоза была переброшена на другой берег - в село Вознесенское. О колхозе «Север» осталось одно воспоминание.

Среди старожилов Восточных Падалей, которые стали первостроителями Амурска, можно назвать Николая Васильевича Шереметова, бышего бригадира рыбаков. А от другого бывшего рыбака Петрова я слышал, что в колхоз «Север» дважды приезжал известный дальневосточный поэт Петр Комаров - как корреспондент газеты «Тихоокеанская звезда». Правда, сам Петухов не читал его корреспондентских заметок о земляках.

Строительный костяк

Для того чтобы развернуть на новом месте строительство ЦКК, на базе Комсомольского стройтреста № 6 по решению Главдальстроя был организован трест «Амурскстрой» в составе 24 строительных организаций. Разумеется, они вводились в действие не все сразу, а постепенно. Первым было переведено из Эльбана в 1958 году УНР-851. Затем в 1962 году создано УНР-858, а потом - УНР-854. Первым управляющим треста «Амурскстрой» был Игнат Степанович Войцеховский, молодой инженер-строитель. Ему пришлось трудно в два первых года организации треста, не хватало опыта и настойчивости. Войцеховский добровольно передал место управляющего более опытному организатору строительства Яицкому, который настойчиво развивал предприятие. Работники «Амурскстроя» под его руководством построили ЦКК, АМЗ, «Вымпел» и многие другие объекты.

Вспоминается мне и Геннадий Гаврилов, плотник-бетонщик УНР-858. Он был романтиком, играл на гитаре, и если проходило рабочее собрание, то голос Гаврилова каждый раз звучал кстати, и его слушали. На стройке каждый должен был уметь все и за все отвечать. При разборке лесов и опалубок, например, само собой считалось обязательным загибать гвозди, чтобы не пропороть себе и другим людям ноги.

Три значимых события

В период строительства Амурска я бы отметил три значительных события.

Первое - в 1965 году: завершение гидросооружений Южной дамбы с насосной станцией первого подъема воды, что позволило осуществить пуск первой очереди Амурской ТЭЦ-1.

Второе событие – первая варка амурской целлюлозы в ночь с 24 на 25 августа 1967 года. И третье - ввод в эксплуатацию картонной фабрики в декабре 1976 года.

У меня было много знакомых среди целлюлозников, так как я работал в УНР-858 плотником-бетонщиком в бригаде Ивана Цуркина, и наша бригада направлялась в разные цеха комбината - то на строительные, то на ремонтные работы. Часто доводилось разговаривать с Верой Степановной Свешниковой, Тамарой Сергеевной Гладышевой, Ниной Федоровной Нестерок. Это были известные мастера смен на производстве целлюлозы.

Директора менялись

Вместе со строительством целлюлозно-картонного комбината остро встала и проблема загрязнения окружающей среды, несшая опасность здоровью амурчан. Чтобы ее решить, требовалось значительное финансирование для модернизации многих систем и узлов. Но, увы, денег на это в министерстве лесной промышленности не находилось.

Стали меняться директора комбината. По разговорам, первый директор Попов и главный инженер Громов при закупке рабочей технологии во Франции допустили какую-то некомпетентность в торговой дипломатии, что послужило причиной их ухода с ЦКК.

При директоре Алексее Савиче Жук была сварена первая целлюлоза и началось ее производство. Жука сменил Иван Иванович Вознюк, затем Арнест Павлович Кеза. После них должность директора принял Геннадий Васильевич Трегубов. Ему пришлось, пожалуй, труднее всех, так как наступил период, когда над предприятием нависла угроза банкротства. После Трегубова появились Бутенко, Грудинин и другие ликвидаторы-утилизаторы амурского лесопромышленного гиганта. Разговоров было столько, что не опишешь, а теперь, кажется, от них устали. Да и то, стоит ли ворошить прошлое?

В своем старом блокноте, который, кстати сказать, мне подарила жена Геннадия Трегубова Елена Николаевна, сохранилась запись о ней как о прекрасной женщине и общественнице. Когда они уезжали из Амурска, она сказала мне:

- В Амурске нас корили за то, что муж мне купил шубу, а себе машину - старый «ГаЗик». Но образ города, которому мы посвятили свою молодость, останется с нами навсегда, и мы ему желаем новых возможностей.

Первый варщик - Рудольф Саликов

В прошлом веке Амурск считался городом молодых. Да он и теперь не постарел, его молодость только начинается. Однако в прошлом было много ярких имен настоящих тружеников.

Рудольф Иванович Саликов, к примеру, был известен на весь край как первый варщик амурской целлюлозы. Специалист 7 разряда, он приобретал опыт эксплуатации кислотно-варочной технологии непосредственно в работе, а потом, уже как старший варщик стал наставником, помогал молодежи освоить режимы варки целлюлозы, что было непросто, потому что надо было одновременно следить за работой десяти котлов. Аппаратчица Ольга Семилетова как-то заметила: «Рудольф Саликов всю смену, хоть днем, хоть ночью, на ногах. Он знает, что происходит в чугунных котлах, как пар и кислота разлагают древесину».

В бригаде Саликова работали Ольга Семилетова, Эльвира Грачева, Светлана Сибирцева и еще четыре парня. Все они находились на закрепленных за каждым позициях у котлов, кто-то на нижних отметках, кто-то на верхних этажах, ведь кислотно-варочный цех был высотой 40 метров. «Бригада Рудольфа Саликова считается передовой,- отмечала мастер смены Вера Григорьевна Бойко.- В социалистическом соревновании варщики моей смены зачастую достигают лучших результатов в работе, и их показатели служат другим сменам примером».

И разбирали целлюлозу на сувениры

На последнем этапе производственной цепочки белый поток целлюлозы превращался в кипы упаковки готовой продукции. Амурскую целлюлозу покупали в пяти странах мира, и из нее выпускали различные ткани, о чем писали в газетах. Ради этого белого потока целлюлозы был построен поселок Амурск. Первый варщик амурской целлюлозы Саликов, конечно, был героем дня. В те августовские три-четыре дня 1967 года, включая ночь с 24 на 25 числа, прокатили первую полосу седой целлюлозы. Ее резали на пластинки и раздавали как сувенир. Многие нюхали эти картонки, складывали, подобно корочкам удостоверений личности, и уносили с собой.

Потом как-то в городе мне встретился Рудольф Саликов со своей женой Валентиной, аппаратчицей дрожжевого завода, и с дочками. Я поинтересовался, как девочек звать. Они сами назвали свои имена: Наташа, Лена. Вся семья возвращалась домой из магазина с покупками. Настроение у всех было счастливое. Мы обменялись улыбками и добрыми пожеланиями и разошлись. Кажется, это было совсем недавно, а ведь столько лет пролетело и сколько пережито за эти годы амурчанами!

Надпись на память

Мне тоже довелось взять в руки фрагмент одного из первых листов целлюлозы. Это был однослойный картон с запахом древесной коры. Я не растерялся и обратился к председателю Государственной комиссии по приемке в эксплуатацию первой очереди Амурского ЦКК Афанасию Семеновичу Сильченко с просьбой написать что-нибудь на первой амурской целлюлозе. Афанасий Семенович посмотрел на мой лист целлюлозы и сказал: «Дай подумать, что же на этом обрывке написать». Потом достал свой фломастер из папки и написал: «В последний момент подготовки к первой варке амурской целлюлозы работа на объекте шла с таким упорством и энтузиазмом, что мне напоминала сооружение оборонных заводов в годы Великой Отечественной войны. А. Сильченко. 30 августа 1967 г.».

Только подумать, какое усилие потребовалось на то, чтобы построить Амурский ЦКК. Он стоил государству огромных денег, но предприятие развивалось, и затраты оправдались. Поселок Амурск стал городом благодаря деятельности этого гиганта лесохимии.

В жизни города были взлеты и падения, было немало льда и ржавчины. Но Амурск выстоял, а теперь время вдохновляет к более современному развитию, ведь 60 лет - это только начало. Будем же приобретать опыт и не допускать промахов и ошибок.

Александр Реутов

Фото из архива автора

Поделитесь статьёй в соц. сетях:

Прочитано 46 раз

Добавить комментарий

В комментариях на нашем сайте запрещены:
- оскорбления, непристойные отзывы, использование ненормативной лексики;
- сообщения, затрагивающие честь и достоинство, права и охраняемые законом интересы третьих лиц;
- пропаганда насилия, жестокости, разжигание национальной, религиозной и прочей розни;
- антигосударственные высказывания, призывы к нарушению территориальной целостности;
- сообщения рекламного характера;
- нарушение этики сетевого общения;
- неуважительные высказывания в адрес редакции;
- ссылки на порнографические источники и предложения сексуальных услуг.
Нарушители правил будут лишены возможности комментирования.


Защитный код
Обновить

Официальное опубликование НПА администрации и Совета депутатов ГП "Город Амурск"

adm am

 

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Индекс цитирования

Полное копирование материалов сайта разрешается только с письменного разрешения редакции.
Реестровая запись Роскомнадзора Эл № ФС77-71435 от 26.10.2017 г.