Дом, с которого начинался Амурск

02Василий Богданов имел профессию машиниста парового локомобиля электростанции, но в августе 1956 года он оказался в селе Подали Восточные и устроился в бригаду Дениса Игнатьева, что прибыла в экспедиционный отряд от Гипробума, получив задание начать строительство поселка ЦБК, который тогда еще не имел названия. Василий Богданов стал плотником и в составе бригады Игнатьева в августе 1956 г. участвовал в установке двух больших палаток, привезенных из Комсомольска-на-Амуре.

В свое время Василий Богданов рассказывал мне, что первой его работой на новостройке был ремонт заброшенной хижины летом 1956 года:

«В ней я с семьей продержался до осени, потом перешел зимовать в палатку, забросив старую избу. И знаешь, в большую воду в пятьдесят седьмом году ее разделило водой по частям и унесло вниз по течению. Подали-Восточные не ощутили потерю пустой халупы, а я ее запомнил - как первое свое жилище, в котором провел несколько недель».

За долгие годы мне довелось не раз убеждаться в столярном мастерстве Богданова, видеть целый ряд его замечательных работ по части мебели. Это тумбочки, этажерки, шкафы, столы, табуретки, стулья, рамы для картин, вышивок, фотографий, зеркал.

Все свои работы мастер украшал прорезным рисунком, завитушкой, ромбом или кольцом. В его работах чувствовалась простота и сдержанность, но такое оформление и привлекало людей, делавших заказ или принимавших предметы мебели в подарок к какому-нибудь событию.

В те годы мастер жил в бревенчатом доме по улице Пионерской. Между прочим, это был первый дом, и позже мне очень хотелось сохранить его как памятник деревянной архитектуры. Об этом я поведал главному архитектору города Анатолию Редькину, и он со мной согласился. Ему такая идея понравилась, и мы с ним пошли к тому дому.

Василия Богданова к тому времени уже там не было, он перебрался на новую квартиру. Осмотрев два деревянных дома, Редькин сказал: «Старик, ты опоздал со своей идеей сохранить один из этих домов. Они в чахлом состоянии. Можно только построить дом такого проекта вновь, из хорошего дерева, поставив его на прочный фундамент, и тогда он будет стоять. А это уже развалины.

К тому же, даже мне не удастся сдвинуть в сторону запроектированные на этом месте пятиэтажные дома. Заказчик уже получил земельный участок под застройку. Так что не переживай за эти дома, и не такие постройки у нас крушили, не задумываясь об их историческом значении».

Редькин зашел в дом, пропахший дымом и старой известью, осмотрел косяки дверей. В углу стоял резной самодельный стол, и я узнал в нем мастерство Василия Богданова. Редькин, глядя на стол, сказал: «Вещь приметная. Я бы такой стол с удовольствием забрал себе в квартиру».

Выйдя на улицу, мы поднялись по лестнице на фронтон и через люк залезли на чердак. Но архитектор не рискнул идти по потолку, засыпанному утеплительным шлаком, и меня остановил предостережением: «Старик, мы тут можем рухнуть вниз. Мне кажется, потолок прогнил – видишь, какое провисание».

Редькин двинул меня в люк и сам вслед за мной спустился по лестнице на землю. Осмотрели мы дворовую кухню с плитой, столом и разными предметами. Потом заглянули в сарай – в нем у дяди Васи Богданова стоял токарный станок для обработки дерева и верстак. Здесь он многие годы мастерил, исполнял свои замыслы. И вот все осталось в прошлом. Мы молча постояли у верстака первостроителя и покинули дворик дома, с которого начинался Амурск. Редькин на ходу сказал:

– Чтобы сохранить этот дом как объект истории города, потребуются деньги, а где их взять? Скажу тебе как архитектор: достаточно того, чтобы составить список фамилий тех, кто первым начал строить Амурск, чтобы не забыть. И не надо сохранять рухлядь их построек. Ведь все, что было здесь возведено, даже из кирпича, валится и становится опасным для жилья. Все двухэтажки надо в ближайшее время сносить. Так что не переживай, город только начинается.

Через полмесяца после того разговора бульдозерист Григорий Рехтин мощным бульдозером в четыреста лошадиных сил раздавил последние два деревянных дома. Дядя Вася и тетка Варвара Богдановы смотрели, как это происходило, и из их глаз катились слезы.

Треск ломающихся бревен, облако пыли поднялось над кучей обломков, в которую превратился их родной дом, в который они вложили свои силы. И теперь им оставалось только запечатлеть в памяти то, что здесь, в этом доме, прошли лучшие годы жизни…

Бывший главный архитектор Амурска Анатолий Павлович Редькин, многое сделавший в нашем городе, в 80-е годы получил приглашение работать в Хабаровске и за 30 лет своими способностями архитектора сумел изменить образ краевого центра. В чем была творческая смелость А.П. Редькина, как написано в одном из изданий Союза архитекторов России.

АЛЕКСАНДР РЕУТОВ

На снимках: Первостроители, весна 1967 г. Второй справа – Василий Богданов.

Барак, в котором временно находилась Школа рабочей молодежи, 1958 г.

Фото из архива А. Реутова

Поделитесь статьёй в соц. сетях:

Прочитано 65 раз

Добавить комментарий

В комментариях на нашем сайте запрещены:
- оскорбления, непристойные отзывы, использование ненормативной лексики;
- сообщения, затрагивающие честь и достоинство, права и охраняемые законом интересы третьих лиц;
- пропаганда насилия, жестокости, разжигание национальной, религиозной и прочей розни;
- антигосударственные высказывания, призывы к нарушению территориальной целостности;
- сообщения рекламного характера;
- нарушение этики сетевого общения;
- неуважительные высказывания в адрес редакции;
- ссылки на порнографические источники и предложения сексуальных услуг.
Нарушители правил будут лишены возможности комментирования.


adm am

 

Полное копирование материалов сайта разрешается только с письменного разрешения редакции.
Реестровая запись Роскомнадзора Эл № ФС77-71435 от 26.10.2017 г.